Москва
  • Ленинградская область
  • Минская область
  • Москва
  • Московская область

Когда на улицах темнеет без причины,

Порою замечал, признаться, господа мужчины,

Что вещи, окружающие нас повсюду,

Обретают души,  а особенно – машины.

 

Но, к сожаленью, в большинстве своем

Они, как люди, что безликие и серые.

И одинаковы с владельцами вдвоем:

Не дерзкие, не броские, не смелые…

 

Зато в моем дворе, среди обычной массы –

Толпы квадратных одинаковых «корыт»,

Шедевр из железа и пластмассы –

Довольный сам собой, прекрасный Щуп* стоит.

 

Он, будучи зачат «восьмидесятыми»,

Рожденный ради гладких западных проспектов,

Был обречен советскими шоссе помятыми

Украсить их своей красой, и скоростью,

и кучей остальных аспектов.

 

Проснувшись, радостно меня приветствует –

Дверями, как ушами, громко хлопнув,

Довольный встречей, вечер предвкушает.

Он, как собака! Разве что не лает…

 

Через минуту, став, как пуля, туп,

Из тихого квартала, в поворот буксуя,

Под рык тигриный и асфальт шлифуя

Летит с разгоном преданный и храбрый Щуп!

 

В дороге мокрой лета отражение;

Вечерний мегаполис не терял движение –

Машины из кафе, театров, клубов

Спешили: кто домой, а кто за приключением.

Вечений Минск

Дорвавшись, наконец, до ровной трассы,

Расслабившись, почувствовав свободу,

Шедевр из железа и пластмассы,

Бензин хлебает за троих, как воду.

 

Полет изящный и эффектный продолжая,

Такой, что у неопытного кровь свернется,

Случайно в зеркале машинку замечая,

Щуп понимает, что сейчас начнется…

 

Ведь слева, голубыми глазками мерцая,

Кокетливо помахивая дворником,

Несется на девичник гордая

Красавица Мерседес**, Щупа обгоняя.

 

Похоже, что когда-то где-то виделись.

Да, те же формы, и фигура, и цвета…

Конечно! Та же девушка-водитель!

И, кажется, совпали даже номера…

 

Щуп все, как парень, сразу понимает,

Что нужно объясниться, не тая.

Затем, я резко передачу понижаю:

«О, дева, здравствуй! А ты снова без меня?»

 

Но почему-то в этот раз случилось

Нормальным людям на дороге повстречаться:

Формальности, обряды, этикет забылись,

И сразу все вокруг прекрасным очутилось.

 

Дождь, лето, город. Где-то поздним вечером

Машинки на обочине стояли, улыбались,

И «аварийками» общались – делать было нечего,

Покуда рядом девушка и парень целовались.

 

Прошли романтикой пропитанные дни.

Но настроенье, жизнь и дух мой держит.

Приятель Щуп, чуть что –  всегда утешит!

Восточный темперамент же… как вечные огни.

 

Как будто говорит, что «все забудется,

И завтра уже будет новый день,

Ну а пока, Георг, дождись-ка лета…

Я для тебя такое вытворю, поверь!»

 

Раз как-то мы, по гололеду поливая,

Так страстно-безрассудно дрифтом увлеклись,

Что не заметили, как на бордюр влетая,

Остановились бесконтрольно, и на том сошлись…

 

Я целый час, при сумерках, как помнится,

Переживал, что заболел любимый Щуп…

Понятно скоро стало – рано опечалился,

Ведь куча вариантов есть! И тут...

 

Он мне шепнул: «Когда я вылечусь

И стану, заодно, уже большой,

Я для тебя аж до Феррари*** выучусь,

Ты только не бросай, хозяин дорогой!»

Ford Probe I Ferrari 355F1

Я же подумал, недослушав: «Вот чудак!

Не для того искал тебя так долго,

Чтобы однажды, стукнув кое-как,

Домучить, бросить и забыть без толка!

 

Я дам тебе заботу и уют;

Приятель одолжит гараж за городом, у леса.

Друзей не покупают и не продают!

(Пусть даже с сердцем из пластмассы и железа.)»

 

Еще нашли мы чудо-ателье одно.

Все сильно постарались. Получилось,

Немного нужно было времени на то,

Чтобы мечта ребенка, наконец, случилась.

 

А после, поучаствовав недолго

В центральной, старой части того города,

Поэты и таланты-мастера

Создали волшебство в тени двора!

 

Теперь по городу и трассам круглосуточно

Красавец-Щуп носился еще краше!

Кому нас после встретить посчастливилось,

Могли сравнить, как оно было раньше.

 

Гонялись с кем хотели, как и где угодно,

Еще незабываемых раз было много.

На свете не было счастливее, конечно;

Мы – просто дети:  нам бы жить так вечно.

 

Обычный день, тепло и солнце, выходной:

К родителям с приятелями за город катались.

Там отдыхали, ели, пили и игрались…

Стемнело, скучно и пора уже домой.

 

Играет музыка Tanneberger’а**** красивая,

Несемся к дому шустро-неприлично.

И! наконец! еще одна машина быстрая

Нас обгоняет вдруг. Так непривычно…

 

Включались все попутчики в игру негласную.

Каждый момент сулил исход опасный;

Не прекращали мы топить и остальные тоже.

Никто не жаловался: было классно!

 

У въезда в город же остыл поток,

И Щуп стал следовать правилам покорно.

Система: люди, безопасность…  тошнотворно!!

Ну почему в обычной жизни все наоборот?

 

Однако правила нужны только тогда,

Когда едино исполняются, чтоб не случилось что-то.

А все их помнят почему-то только иногда.

Поэтому вдруг нас подрезал кто-то…

 

Смещенье кадра и память рефлексы будит:

Чудесно вспоминались курсы ралли.

Не успеваешь думать: что же дальше будет?

Всегда обычно происходит то, чего не ждали…

 

Стекло, металл, пластик, резина,

Кровь. И все на фоне музыки красивой.

Удары, скрежет, искры разлетаются…

Может все это мне лишь кажется?

 

Секунды превращаются в минуты,

Какие-то сигналы, свет и звуки,

Сознание вернулось чуть попозже.

Ребята, что со мной, все целы тоже.

 

По сторонам гляжу – чего-то пропустил,

И вижу: замер Щуп, в асфальт вцепился.

Хожу вокруг, смотрю: собой закрыл –

Чтоб жизни нам спасти, он сам разбился…

 

Ветер, сирены и мигалки, как в кино…

Конечно же не сразу – где-то через час.

И постепенно, хоть немного, люди окружают нас.

Уже до них нет дела, все равно.

 

«Как здорово, что живы!» – после говорили:

«Да черт с ним; ну чего ты там застрял?!» –

Врачи, ГАИ мне только голову дурили.

Что вы несете!! Я же… друга потерял.

 

Стелился по земле разорванный карбон…

Вообще-то все произошло в один момент, как сон.

Сегодня просыпаюсь ночью: все внутри стучит;

Бегом во двор: где мой прекрасный Щуп стоит?!

 

Хороший двор. Так тихо и спокойно… Пусто –

Только звезды! Я лишь вижу далее,

Как по стоянке бывшей, каблучками цокая,

Идет домой соседка с тонкой талией.

 

Пойду-ка прогуляюсь, помечтаю… Что таить,

Теперь надолго не отпустят душу клещи –

Я понял, наконец, что можно сердцем полюбить

Такие вот живые, преданные вещи…

 

Примечание:

* Автомобиль Ford Probe GT ’89 (перев. с англ. probe – щуп, зонд).

** Автомобиль Mersedez-Benz.

*** Марка страшно-шустрых и приемистых автомобилей.

**** Andre Tanneberger (ATB).

 

Примечание. Написано весной 2008 года.

Георгий Лущицкий Автолюбитель
Рейтинг: 0 0

Комментарии (0)

Добавить комментарий